ИГОРЬ ИЛЬИНСКИЙ: «БОЛЬШОЙ МАССОВЫЙ КВАРТЕТ»

ИГОРЬ ИЛЬИНСКИЙ:

«БОЛЬШОЙ МАССОВЫЙ КВАРТЕТ»

 

Русская литература прекрасна

 этой своей любовью к человеку,
постоянством веры в него, высоким
состраданием к его мукам и унижениям.

И.Ильинский

Игорь Ильинский (1901—1987) — актер и режиссер театра и кино, мастер художественного слова. Народный артист СССР .

 

В 16 лет уже играл на сцене театра. Начинал сниматься ещё в немом кино, а  талант комического актёра раскрылся еще в немом кино. Создал образе комического чиновника по фамилии Бывалый в  комедии «Волга, Волга». В 1956 году на экраны вышла «Карнавальная ночь» Эльдара Рязанова, и  снова зритель искреннее смеялся над директором Дома культуры Огурцовым, которого великолепно сыграл Ильинский. До последних дней Игорь Владимирович оставался верен театру. За заслуги он удостоен множества наград и премий.

Игорь Ильинский родился  в Мытищах. Отец был зубным врачом, после переезда в Москву занялся частной практикой, увлекался живописью и игрой в любительском театре в комических амплуа; был дружен с крупными московскими актёрами. Мать служила курьершей при театральной конторе на Большой   Дмитровке.

О своем детстве И.Ильинский вспоминал: «Насколько мне не изменяет память, моя мать была в какой-то степени последовательницей так называемого в то время «свободного воспитания». Что это точно значило, я до сих пор хорошо не знаю, но я помню, что позднее кто-то из знакомых мне об этом говорил. Рассказывали мне также, что я в детстве так орал, что соседи хотели заявить в полицию о том, что рядом в квартире, по-видимому, родители истязают ребенка. Само собой разумеется, что при «свободном воспитании» меня пальцем никто не трогал, и покуда это «свободное воспитание» заключалось в том, что я свободно орал во всю мочь».

В детстве Игорь Ильинский занимался гимнастикой в Русском Гимнастическом Обществе «Сокол», играл в футбол и хоккей с мячом в Императорском Московском Речном Яхт-Клубе.

 

В 1917 году завершил своё среднее образование и в этом же году поступил в студию сценического искусства Ф.Ф.Комиссаржевского. Впервые выступил на профессиональной сцене в 1918 году в Театре имени В. Ф. Комиссаржевской и, будучи молодым человеком, сыграл роль  старика в комедии Аристофана «Лисистрата». В студии играл шутов, слуг, вестников и др.

Прошло время, и о Игоре Владимировиче Ильинском стали говорить как о выдающимся русском актере — выпускнике знаменитых театральных режиссеров-новаторов, звезде немого и звукового кино, постановщике замечательных спектаклей на сцене Малого театра, потрясающем исполнителе чеховских рассказов, любимце зрителей во все времена.

Игорь Владимирович в книге «Сам о себе» писал: «Мне посчастливилось в жизни в том, что меня любили и лелеяли сначала мои родители и близкие, а в дальнейшем любили и лелеяли первые мои учителя, которые любовно и терпеливо пестовали меня, убеждали и возвращали к вере в себя, легонько и нежно подталкивали меня, увлекая новыми возможностями и открывая передо мной, может быть, еще неясные и недоступные мне, но прекрасные и великолепные дали и горизонты в искусстве».

О театре «Летучая мышь» И.Ильинский писал с восторгом: «Меня давно привлекала таинственная марка одного театра — распростертая черная летучая мышь, изящные, маленькие, из тонкой бумаги афиши, где не менее таинственно значилось: «Театр-кабаре «Летучая мышь». На афишах были заманчивые и пестрые названия, вроде «Табакерки знатных вельмож», «Что произошло на следующий день после отъезда Хлестакова», инсценировки гоголевской «Шинели» и «Ссоры Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем», «Песенка Фортунио» Оффенбаха, «Танцулька маэстро Попричини» и «Лекция о хорошем тоне». А уже в 1919 году он играл в этих спектаклях.

Много лет Игорь Ильинский проработал со знаменитым Всеволодом Мейерхольдом. Творческое сотрудничество с режиссером впоследствии он назвал «замечательным и трудным». Он восхищался Мейерхольдом, учился у него.

Театральные воззрения Мейерхольда заключались в те годы в том, что он хотел сломать старую театральную коробку сцены и зрительного зала, вплоть до выноса театрального представления на площадь, улицу, стадион. Он хотел, чтобы зрители были включены в театральное представление, могли бы в этом представлении участвовать и активно выражать свое отношение к театру своими действиями. Его темперамент художника и руководителя был направлен на штурм старого и становление нового, невиданного театра.

Он мечтал о театре под открытым небом. Ему было душно как художнику в театральной коробке. Он искренне мечтал использовать новые формы. Но разрушить театральную коробку в здании театра невозможно, и он старался всячески расширить сцену, оголить ее, освободив от «задников», «кулис», «осветительных падуг», «колосников с веревками», «карманов сцены с декорациями», снял рампу и софиты, уничтожил всякую «картинную иллюзорность» сцены и сделал из нее открытую со всех сторон площадку  - арену для действующих актеров

kinopoisk.ru

В.Мейерхольд уверенно повернул театр к его условной природе, а театр условный, сочетающий в себе ряд театральных условностей с высоким реалистическим мастерством живого актера, будет жить бесконечно. Не все методы Мейерхольда были близки И.Ильинскому, случались и разногласия. Но многое из того, что он усвоил в те годы, пригодилось ему потом и для собственных режиссерских опытов

В 1923 году режиссер Яков Протазанов пригласил его на роль Кравцова на фильм «Аэлиту». В 20-е годы Ильинский был звездой немого кино, огромную популярность ему принесли фильмы «Папиросница от Моссельпрома», «Закройщик из Торжка», «Процесс о трех миллионах», «Мисс Менд», «Поцелуй Мэри Пикфорд», «Праздник святого Йоргена». Афиши в разных городах гласили: «Завтра — единственная гастроль знаменитого киноартиста, живого Игоря Ильинского!», «К нам едет король экрана! Нас посетит закройщик из Торжка, похититель трех миллионов, личный друг Мисс Менд и возлюбленный Аэлиты — Игорь Ильинский!

Ильинский служил актером в ряде московских театров: Никитском театре оперетты, Первом государственном театре для детей, Теревсате, МХАТе; принимал участие в спектаклях губернского театра Пролеткульта.

Пробуя свои силы в различных жанрах, Ильинский наибольших успехов добивался в комедийных ролях.

Игорь Ильинский много снимался в немом кино, был режиссером и сценаристом ряда фильмов.

Для многих звезд Великого немого появление звука в кино стало трагедией. Они не смогли освоить новый стиль игры, и голоса их, как выяснилось, не совпадали с создаваемыми ими образами. Игорь Ильинский  и  в звуковом кино был также естественен и органичен, как и в немом. Пример тому — его Бывалов в «Волге-Волге» Григория Александрова. Сатирическая роль недалекого чиновника сыграна им виртуозно и гомерически смешно.

С 1938 года был актёром Малого театра. Склонность Ильинского к лирике, драматизму, передаче глубоких человеческих чувств нашла свое отражение и в его концертной деятельности. Как мастер художественного слова выступал с начала 20-х годов XX века. Огромное сценическое обаяние актёра, его большая эмоциональная заразительность, яркая комедийная форма, мастерство перевоплощения принесли актеру любовь зрителей.

Григорий Александров пригласил И.Ильинского на съемки фкинокомедии «Волга-Волга». О работе над фильмом И.Ильинский вспоминал: «В сценарии роль Бывалова носила несколько бледный и неопределенный характер, но, поговорив с Александровым, я убедился, что на данной основе можно создать интересный сатирический образ, он обещал мне, что роль в согласовании со мной будет дописана и «дожата» уже в процессе съемок. Хотя я и недолюбливал таких «дожатий» на ходу, раздумывать было некогда, я поверил Александрову. Большая часть съемок происходила на натуре. Для этого из Московского речного порта выехала целая флотилия».

Григорий Александров рассказывал об Игоре Ильинском: «Его актерское дарование было великолепно использовано в немых комедиях Якова Протазанова. В них Ильинский, подобно большим комедийным актерам зарубежного кино – Чарли Чаплину и Бастеру Китону, – создает свою неповторимую комическую маску. Наблюдать за Ильинским во время его работы над ролью было для меня сплошным удовольствием. На съемочной площадке он постоянно предлагал свои неожиданные находки, придумывал удачные реплики и постоянно становился не только исполнителем своей роли, но и активным создателем фильма».

 

Занятный случай произошел на съемке эпизода на волжском пароходе в Химкинском порту. По ходу действия И.Ильинский должен был прыгать с палубы парохода в воду. Был ясный, солнечный, но холодный осенний день середины октября. Было обидно отказываться от этого эпизода. Можно было взять дублера, но Ильинскому хотелось после пробега по палубе, оторвавшись от нее, продолжать в воздухе при падении сучить ногами, как бы продолжая бег по воздуху. Да и само решение Бывалова прыгнуть и игра при отрыве от палубы мне были интересны, и он не хотел передоверить этот «прыжок» дублеру.

Г.Александров указал ему место на средней палубе, откуда надо было прыгать. Ильинский уныло произнес: «Уж лучше с капитанского мостика, это было бы поэффектнее!» Не прошло и десяти минут, как Александров распространил слух, что он будет прыгать с капитанской верхней палубы. «Верно, что вы будете прыгать сверху?» – спрашивали Ильинского. «Игорь, ты не боишься прыгать сверху, ну и молодец!»

И.Ильинстий вспоминал: «Александров мне сказал, что ты прыгнешь сверху», – говорил мне Володин, участвовавший в съемке в роли лоцмана. Идти на попятный мне было уже трудно, и я в сапогах и с портфелем полез на верхнюю палубу. Когда я влез на ту точку, которая мне показалась такой эффектной снизу, я уже был ею менее восхищен и собирался отказаться, как вдруг вспомнил случай на съемке, происшедший накануне с дублершей артистки Орловой, которая должна была по команде «раз, два, три» прыгать в воду. Александрову пришлось командовать «и три, и четыре, и семь, и девять», а она так и не прыгнула. Пришлось взять другую дублершу, специалистку по прыжкам в воду. Над нерешительностью первой дублерши ехидно посмеивались. Как же будут посмеиваться надо мной, подумал я, если я откажусь, когда уже поставлен аппарат и все приготовлено. Раз, два, три... и мне ничего не осталось, как прыгнуть. Все сошло хорошо. Больше прыгать сверху не пришлось. Но в холодной воде пришлось еще посниматься».

 

Эльдар Рязанов очень робел, когда пригласил на роль Огурцова в свой дебютный фильм «Карнавальная ночь» маститого актера Игоря Ильинского. Но все опасения были напрасны. Эльдар Рязанов в книге «Неподведенные итоги» писал: «Работа с Ильинским доставляла только удовольствие. У нас не случилось ни одного конфликта, мы всегда находили общий язык. Ильинский, который работал с крупнейшими мастерами режиссуры, был воспитан в почтении к режиссерской профессии.

 

 

Я со своей стороны с абсолютным доверием относился ко всем его актерским предложениям. Во время производства «Карнавальной ночи» именно Игорь Владимирович задал тон уважительного отношения ко мне».

Второй раз на съемочной площадке Рязанов и Ильинский встретились на фильме «Гусарская баллада», где актер блестяще сыграл Кутузова. Режиссеру не сразу разрешили взять Игоря Ильинского на эту роль.

 

 

Киночиновники считали, что комедийный актер скомпрометирует светлый образ великого полководца, так как зрители, увидев И.Ильинского в этой роли, начнут смеяться. Но Игорь Ильинский отлично сыграл роль. Его Кутузов не был карикатурным и отлично вписался в канву веселой комедии.

В эстрадном репертуаре Игоря Ильинского большое место занимали произведения русских классиков: Пушкина, Крылова, Щедрина, Чехова и др... Он использовал в концертных выступлениях свою богатую мимику, выразительный жест, движение, менял интонацию, тембр голоса.

 

 

Игорь Ильинский с 1958 года занимался режиссурой в театре. Был сорежиссёром некоторых кинофильмов, в которых снимался сам. В 1960—1962 годах преподавал в  Высшем театральном училище имени М. С. Щепкина при Государственном академическом Малом театре, в 1977—1984 — в ГИТИСе им. А. В. Луначарского. Друзьями актёра были артист А. Кторов и художник из Кукрыниксов Н. Соколов.

В Малом Игорь Владимирович сыграл целую череду разнообразных ролей, и далеко не все они были комедийными. Ильинский был из породы тех уникальных артистов, которым одинаково были подвластны и комедия, и трагедия. Стоит вспомнить хотя бы его Фирса из «Вишневого сада», Акима из «Власти тьмы», или же Льва Толстого из спектакля «Возвращение на круги своя». Сам Игорь Владимирович поставил на сцене Малого несколько изумительных спектаклей: «Ревизор», «Лес», «Ярмарка тщеславия», «На всякого мудреца довольно простоты», «Вишневый сад», «Человек, который смеется».

На сцену выходил, будучи уже почти совсем слепым. За кулисами ему специально светили яркими фонарями, чтобы он шел на свет, и не упал. И он шел и играл гениально, и зрители в зале даже не догадывались, как нелегко сейчас на самом деле веселому и жизнерадостному Аркашке Счастливцеву в «Лесе».

 

 

Существует исторический анекдот о том, как С. Есенин спас жизнь И. Ильинскому, когда того едва не застрелил Я. Блюмкин, разгневанный тем, как артист украдкой вытер свои запачканные ботинки о край портьеры в ресторане — пока поэт отвлекал революционера и отбирал пистолет, И. Ильинский успел убежать и спрятаться. Когда И. Сталину впервые представили И. Ильинского, он пошутил: «Здравствуйте, гражданин Бывалов. Вы бюрократ, и я бюрократ, мы поймём друг друга. Пойдёмте побеседуем». В марте 1966 года И.Ильинский подписал письмо тринадцати деятелей советской науки, литературы и искусства в Президиум ЦК КПСС против реабилитации Сталина .

«В моей жизни не было ни одной роли, в процессе работы над которой я бы не отказывался от нее дважды или трижды. Так было во всех ролях, и, пожалуй, чем лучше выходили роли, тем больше было припадков отчаяния и неверия в себя. Что таить!

Мне посчастливилось в жизни в том, что меня любили и лелеяли сначала мои родители и близкие, а в дальнейшем – первые мои учителя, которые любовно и терпеливо пестовали меня, убеждали и возвращали меня к вере в себя, легонько и нежно подталкивали, увлекая новыми возможностями и открывая передо мной прекрасные и великолепные дали и горизонты в искусстве.

...Как необходима такая любовь к актерам со стороны руководства и режиссуры театра и кино не только в юности, но и потом, в зрелом, преклонном и прочем дальнейшем малоприятном возрасте. Всю жизнь нужна актеру такая любовь. Ведь настоящий актер учится и совершенствуется до самой смерти. Повторяю, что такую любовь и такую, как говорится, истинно творческую атмосферу я имел всю (или почти всю) мою жизнь».

 

 

 

Пожалуй, за мою жизнь не было большей творческой радости, чем та, которую я испытал, работая над «Старосветскими помещиками» Гоголя. Трудился я долго, примерно с год. Правда, бывали и перерывы. Регулярно я занимался этой повестью раза два-три в неделю, часа по два.

Эти занятия были для меня какой-то духовной ванной, духовным освежением. Я выходил из комнаты потрясенный, весь в слезах, но вместе с тем радостный, обновленный, одухотворенный. Вот уж действительно я жил думами героев, их печалями, плакал их слезами, так как мои слезы становились уже слезами Афанасия Ивановича».

В последние годы жизни актера за кулисами театра ставили такой специальный маячок для Ильинского, чтобы он на него выходил со сцены. Он почти не видел: зрение стало минус 16 и отслоилась сетчатка. В клинике Федорова ему сделали операцию, но она вряд ли могла помочь. Свою последнюю роль — Фирса — он играл, уже почти ничего не видя. Однажды на гастролях едва не вышел в зрительный зал — к нему бросились, успели вернуть. «С театром кончено. Я не вижу... » — сказал он.

С самого начала карьеры Игорь Ильинский выступил как классический комик, призванный совершать глобальные социальные обобщения. Диапазон его таланта простирался от «маленького литератора» Брюно в «Великодушном рогоносце» до Тихона в «Грозе. Ему довелось сыграть роль Аркашки Счастливцева в легендарном «Лесе», своего рода архетипичного комика, универсального плута Расплюева в «Свадьбе Кречинского» и Ломова из чеховского «Предложения». Амплитуда смешного в этих ролях разнообразна: от гротеска до социальной сатиры, от фарса до тонкого лирического комизма.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *